Программа ООН по окружающей среде
22 Dec 2017 История Химвещества и отходы

Лица перемен: борьба за будущее без ртути

В этом году Чарито Элькано исполнилось 60 лет, веха в жизни, наполненной взлетами и падениями, проблемами и перспективами, а в ее случае – трагедией. Трагедия, которая унесла жизни ее брата и сына, и сделала ее ожесточенным борцом за прекращение использования ртути в мелкомасштабной добыче золота.

Чарито тоскует по старым временам и методам традиционного использования местных трав для извлечения золота и заинтересована в переработке золота без использования ртути в окрестностях поселка Луклукан Сур, в приморской провинции Северный Камаринес на Филиппинах. Среди шахтеров бытует мнение и скептическое отношение к опасности использования ртути, хотя Чарито утверждает, что их осведомленность о её опасном влиянии растает.

«Осведомленность меняется постепенно», - говорит она, - «благодаря работе BAN Toxics по осведомленности шахтеров в этом регионе».

BAN Toxics является партнером Программы ООН по защите окружающей среды на Филиппинах в рамках поддерживаемой Глобальным экологическим фондом программы Глобальных перспектив долгосрочного развития сектора мелкомасштабной добычи золота – или GEF GOLD. Эта инициатива направлена на сокращение масштабов использования ртути в кустарной золотодобывающей промышленности и облегчение доступа к технологиям его добычи без использования ртути, а также нацелена на работу с органами власти в целях формализации этого сектора, отстаивания прав шахтеров, обеспечение их безопасности и доступа на рынки.

Женщины в золотодобывающей промышленности страдают. Они вынуждены жить доходом мужей и искать другие источники дохода

На долю отрасли кустарной и мелкомасштабной золотодобычи приходится 20% мирового годового производства золота, но в тоже время отрасль является крупнейшим в мире техногенным источником выбросов ртути.Во всем мире в этом секторе работает около 12-15 миллионов человек, в том числе 4,5 миллиона женщин и более 600 000 детей. На Филиппинах традиционная добыча золота осуществляется более чем в половине провинций страны, обеспечивая доходом более 2 миллионов человек и составляет 80% от общего ежегодного объема поставок золота в стране.

Gold miner in the Philippines
Маломасштабный шахтер в Карминес Норте поднимается с места добычи для осмотра добытой руды. (Автор фото - Veejay Villafranca для ООН-Окружающая среда)

Ртуть часто используется в традиционной и мелкомасштабной золотодобыче для отделения золота от отложений или руды с использованием рудиментарных методов переработки. Использование ртути может привести к серьезным неврологическим проблемам и проблемам со здоровьем у шахтеров, особенно у беременных женщин и детей. В исследовании ООН 2006 года было установлено, что уровень ртути среди обследованных золотодобытчиков на Филиппинах в 50 раз превышает безопасный, установленный Всемирной организацией здравоохранения.

Уроженка Луклукан Сур, в котором золотодобывающая промышленность являлась основным доходом для многих поколений, Чарито еще в молодости уехала из деревни для построения карьеры в текстильной промышленности. Спустя много лет постоянных переездов семьи следуя за работой, в 1989 году она приняла решение вернуться домой. И также, как и для многих её соседей – для Чарито и ее семьи возвращение домой означало возврат к золотодобывающей промышленности.

Высокая цена богатства

Чарито посчастливилось и после финансирования раскопок на ее участке земли в 1990 году она нашла золотую жилу – целых 8 кг [320 000 долларов США по текущим рыночным расчетам]. Боясь распространения информации и в последствии грабежа, Чарито и ее команда решили обработать золото дома. Она хорошо помнит тот вечер.

“Я глянула вниз, на свою ногу, и увидела следы ртутных капель от обуви на лестнице”

«Руководитель группы сказал мне достать 10 килограммов ртути, и мы работали с утра и до рассвета следующего дня. Около 5 вечера мой сын начал кашлять, и я отправила его передохнуть на время обеда. Позже я подошла к комнате, где он спал, и по дороге я заметила, что комната была покрыта золой». 

«Я взглянула вниз, на свою ногу, и увидела следы ртутных капель от обуви на лестнице», - рассказывает она. «Я пошла к кашляющему сыну. Подходя к нему, я случайно наступила на ногу брату, и почувствовала что его тело очень напряжено. Я толкнула его, но он остался неподвижным».

Чарито отвезла своего девятилетнего сына и брата в больницу, где их госпитализированы на три дня. Ее брат умер на второй день. Ее сын скончался 15 лет спустя от осложнений, связанных с отравлением ртутью.

Семейная трагедия отвернула Чарито от золотодобывающей промышленности, а в провинции возникли другие возможностями. В течение нескольких лет она профинансировала новую раскопку – хотя на этот раз она знала об опасности, которую таит в себе приманка быстрого богатства.

Риски и права

Сегодня Чарито является инструктором по вопросам рисков использования  ртути, а также президентом Ассоциации женщин-шахтеров в Луклукан-Сур. Ассоциация была зарегистрирована в октябре 2017 года, с 28 участниками в своем составе, и призвана помогать женщинам и членам семей «игроков», правообладателей в золотодобывающей промышленности, – понимать и управлять рисками своего занятия.

«Женщины в золотодобывающей промышленности страдают. Они вынуждены жить доходом мужей и искать другие источники дохода. Женщины в основном работают поварами на шахтах. Они также собирают отходы в золотодобывающих районах и ищут в них золото», - говорит она.

Charito Elcano
Чарито Элькано, 60 лет, потеряла своих сына и брата в последствии отравления ртутью. (Автор фото - Veejay Villafranca для ООН-Окружающая среда)

Поскольку основная часть прав на ведение золотодобывающей промышленности в Северном Камаринесе принадлежит только нескольким компаниям, даже шахтеры, владеющие собственной землей, по-прежнему борются за право использования ресурсов, находящихся в ее недрах. Не получив разрешений они действуют вне закона, что грозит большими штрафами и даже тюремным заключением, когда их цель – накормить свои семьи, занимаясь единственным известным им делом. По словам Чарито, что во время облав власти применяют жесткие меры по отношению к шахтерам, цена заставы нередко достигает 25 000 песо (более 1300 долларов) на одного человека – огромная сумма для большинства шахтеров, которые часто живут на сумму в 3-7 долларов в день. 

Хотя Чарито подала заявку на получение разрешения на золотодобывающую деятельность на своем участке, сложная процедура согласования и отсутствие поддержки прав шахтеров на национальном уровне значат что результат далеко не однозначен.

«Наш мэр, а также некоторые международные организации очень поддерживают мелких шахтеров, таких как мы», - говорит она. «Мне было тяжело, ведь нужно было сделать так много. Мне все еще предстоит провести встречи с правообладателями, шахтерами и финансистами.»

Чарито стремится не использовать ртуть в своей работе и с нетерпением ждет доступности альтернативных, без-ртутных методов, которыми смогут воспользоваться она и ее община. Она твердо уверена, что она продолжит образовывать своих коллег об опасности использования ртути и возьмет на себя продвижение прекращения её использования. Она знает о вреде который может причинить ртуть, не понаслышке, а из своего личного опыта.

Related Content