05 Dec 2018 История Chemicals & waste

Ликвидация последствий действий ИГИЛ

В тот самый момент, когда в феврале 2017 года боевики ИГИЛ подготавливали свое отступление из иракского города Эр-Рамади, Хасан Мохаммед лежал в постели – ему с трудом удавалось дышать.

В течение девятимесячной оккупации его родного города последователями принципов джихада он, молодой студент инженерной специальности, тяжело дышал и хрипел с утра до вечера. И все девять месяцев страдающий астмой Мохаммед буквально еле выживал благодаря ингаляторам и добровольному домашнему аресту. “Я не мог выйти на улицу,” – говорит он. “Из-за заводов, сельскохозяйственных распылений и пустынной пыли, загрязнение всегда было проблемой здесь. Но боевые действия существенно усугубили эту ситуацию.”

А затем, когда оккупанты решили скрыть свое отступление от кружащих в небе истребителей, Мохаммед был уверен, что умрет. Сначала бойцы ИГИЛ выложили вдоль улиц горящие покрышки, затем они начали взрывать стратегические объекты по всему городу, в том числе и завод по производству пестицидов. По мере того, как едкий дым и облака пыли просачивались через щели в окнах комнаты Мохаммеда, никакие лекарства или меры предосторожности не помогали сдержать волны грязнейшего воздуха. “Это просто ужасающее чувство – когда твои легкие не работают,” – говорит он. “Я по-прежнему чувствую это ощущение. Оно никак не проходит.”

На территории Ирака ИГИЛ (также известное как Исламское государство или ДАИШ) практически повергнуто, но по всей некогда оккупированной им территории осталось его токсическое наследие. Земля по-прежнему пропитана вредоносными химикатами, а водные пути государства всё ещё запятнаны последствиями, от разливов нефти и до остатков иприта. В процессе одного из наиболее вопиющих экологических бедствий, самодельный нефтеперерабатывающий завод ИГИЛ образовал 11-киломентровую утечку нефти вблизи города Эль-Хавиджа. Множество иракцев, в особенности фермеры и люди с респираторными заболеваниями, которые и без того страдают от массы уже существующих значительных проблем с качеством воды и воздуха, ощущают, что их война всё ещё продолжается.

Однако, если все пойдет по плану, вскоре подоспеет подмога. В начале текущего года, Программа ООН по окружающей среде и правительство Ирака объединились для создания межминистерской группы, способной непосредственно противодействовать этим проблемам загрязнения. Программа по созданию этой группы призвана помочь Ираку привести в порядок разрушенный городской ландшафт посредством усиления потенциала правительства. А с помощью оптимизации государственного контроля химических веществ, группа исполнена решимости предотвратить повторение сценария, в котором ИГИЛ использовало пестициды и удобрения для создания бомб. “Без мудрого использования химвеществ нам будет сложно двигаться дальше,” – говорит Джассим Аль-Фалахи, заместитель министра по здравоохранению и окружающей среде. “Террористические группировки использовали простые химические вещества, чтобы навредить моей стране и нашим людям. Мы должны что-нибудь сделать с этим.”  Должностные лица полагают, что утверждение о том, что будущее Ирака отчасти зиждиться на успешности этих усилий отнюдь не является преувеличением.

image

Ирак – одна из первых семи стран выбранных для участия в проводимой ООН-Окружающая среда специальной программе – инициативе, разработанной для помощи государствам в достижении их обязательств по управлению химическими веществами и отходами данными в рамках Базельской, Роттердамской, Минаматской и Стокгольмской конвенций, а также Стратегического подхода к международному регулированию химических веществ (СПМРХВ). Эти выбранные из более 40 претендентов страны получат всё, – начиная от технических ноу-хау до поддержки в формировании законодательства в сфере управления опасными отходами. В основе создания программы лежит надежда на то, что после того, как будет наращён институционный потенциал, страны-участницы смогут продолжить работу самостоятельно. “Мы считаем, что данная инвестиция может запустить цепную реакцию по развитию институциональных структур, систем, а также роста входящих в них людей, которые в последствии и обеспечат их устойчивость,” – говорит Налини Шарма, глава секретариата специальной программы. “Проект получит стартовый капитал, а дальше – дело за людьми.” Проект совместно финансируют США, Европейский Союз и шесть стран Европы (Швеция, Германия, Нидерланды, Финляндия, Австрия, Дания и Бельгия). 

В случаи с Ираком, значительная часть базовой концепции борьбы с химическим загрязнением уже существует. Являясь крупным добытчиком нефти со значительными площадями обрабатываемых сельскохозяйственных земель, государство сталкивалось с более чем достаточным количеством промышленных аварий, утечек сельскохозяйственных химикатов и разливов нефти. Теперь, главная задача – отточить стратегии и методики. При Министерстве окружающей среды, которое возглавило выполнение проекта, есть специальные группы, способные выполнять оценку загрязненным участкам, однако специалистам не хватает оборудования и навыков для их полноценного документирования и очистки. “Мы проводили оценки состояния окружающей среды на освобожденных территориях, и работаем над созданием базы данных экологических бедствий,” – говорит Сальма Абдель Фатта, глава департамента по санитарии окружающей среды Министерства окружающей среды.  “Но площадь, которую нам необходимо охватить, попросту слишком огромна, кроме того у нас недостаточно оборудования.” Они надеются добиться более быстрого выполнения этой задачи посредством внедрения новых методологий по оценке на местах.

Сотрудники других министерств, перед которыми поставлена задача взять под контроль использование химических веществ в Ираке, также заявляют о недостаточном оснащении для выполнения задач подобного масштаба. Министерство нефти настаивает на своем крайне серьезном отношении к разливам, но тот огромный объем химических веществ, который импортируется в страну, а также последствия военных действий и устаревающая инфраструктура усложняют их задачу.

  “Решать эти проблемы своевременно может быть довольно трудно, поскольку подрывы нефтепроводов террористами приводят к поистине колоссальному загрязнению,” – говорит Мухаммед Фарисс, заместитель главного инженера департамента экологических исследований Министерства нефти. “Кроме того, планируется увеличение объемов добычи нефти, что делает поставленные перед нами задачи поистине огромными.” От Министерства электричества, которому в данный момент предстоит разобраться со смертоносными химикатами, просочившимися в почву со взорванных подстанций, до Министерства промышленности, на которое возложена задача восстановления поврежденных заводов, – не менее дюжины ветвей власти пройдут определенную подготовку или обучение. 

Естественно, ни одна из этих проблем не является принципиально новой. В процессе Ирано-Иракской войны 80-х годов ХХ века множество территорий были усеяны химическими веществами от взрывов мин, а также ежедневных более заурядных утечек и происшествий в последующие годы, как и в случаи со многими другими конфликтами. Однако, как подмечают представители официальных структур – никогда прежде столько ущерба не наносилось столь легкодоступными, рядовыми химическими веществами. Это вносит новую степень срочности в дискуссию. Министерство сельского хозяйства заявляет, что посредством внедрения нетоксичных естественных удобрений, а также собственноручного выполнения авиационного опрыскивания в некоторых регионах ими максимизированы усилия по контролю распространения пестицидов и удобрений. “Продавая пестициды фермерским хозяйствам, мы следим за тем, чтобы количество веществ было сопоставимо с площадью обрабатываемой земли,” – говорит Али Карим Мохаммед, начальник отдела экологии Министерства сельского хозяйства. “Это делается для того, чтобы избежать выбрасывания или накопления химических веществ.” Тем временем, силы безопасности противодействуют использованию химикатов в некоторых освобожденных регионах, тем самым неумышленно вредя фермерам.

image

Армия и полиция в свою очередь заявляют, что они ужесточили мониторинг импорта химикатов из вне пределов страны, а также их перевозку внутри страны. Лишь шесть пунктов таможенного контроля имеют право пропускать химические вещества, а недавно премьер-министр страны приказал ввести требование по наличию лицензий для транспортировки каждого груза химикатов из одной провинции в другую. В центре Багдада, на рынке Баб аль-Шарки, продавцы удобрений рассказывают, что сейчас они проходят значительно больше проверок чем когда-либо раньше. “С нашей точки зрения, поддержка национальных органов безопасности, осведомленность о том, что это проблема национальной безопасность, обеспечила нам реальную поддержку и значительно увеличила шансы успеха,” – говорит Луай аль-Мохтар, директор Департамента химического мониторинга и оценки объектов Министерства окружающей среды.

Тем не менее препятствия, которые предстоит преодолеть на пути к успеху, обескураживают. Программ ООН по окружающей среде обеспечивает лишь ограниченное количество средств, а правительству Ирака, и так зависимому от непостоянных цен на нефть, с трудом удавалось поддерживать множество своих долгосрочных проектов. “Несколько лет тому назад мы создали национальный план по борьбе с загрязнением нефтью, в рамках которого должна была быть предпринята попытка создания системы оповещения в мухафазах Салах-эд-Дин и Кирук. Трубы старые, утечки происходят часто, и могут достигать Багдада очень быстро,” – говорит Мухаммед Фарисс. “Но нам пришлось остановить проект из-за нехватки финансирования. Всё просто замерло в 2014 году. [когда обрушились цены на нефть, и появилось ИГИЛ].” Также проблемой остается плохая координация между соответствующими министерствами, многие из которых не всегда считают вопросы окружающей среды одними из основных приоритетов среди большого множества проблем.

В один жаркий день в начале сентября, собравшись в зале заседаний Министерства окружающей среды, заместитель министра Фалахи и его команда заявили, что им всем прекрасно известна стоящая перед ними проблема. Правительство Ирака и прежде создавало экологические планы, но никогда не доводило их до конца. Однако группа по химическим веществам твердо уверена, что в этот раз всё будет иначе. Последствия нерегулируемого использования химических веществ для национальной безопасности задели Багдад за живое, как, вероятно, и степень тяжести загрязнения в стране. В городе Басра, на юге Ирака, тысячи жителей протестовали против ужасающего качества воды в течение всего лета. 

Но по утверждениям сотрудников Министерства экологии, возможно самым важным является то, что их довольно молодые институты наконец то достигают зрелости. Министерство экологии было создано после возглавляемого США вторжения 2003 года, после чего Ирак стал стороной международных конвенций по химическим веществам и обращению с отходами. И лишь сейчас начинается истинное испытание этих институтов, через временами непрозрачные и хаотические механизмы принятия решений Багдада. “Одним из основных залогов успеха является учет проблем и препятствий, с которыми сталкиваются другие стороны,” – говорит Луай аль-Мохтар. “Мы учимся. Мы всё ещё в пути, и нам предстоит преодолеть ещё многое. Но я считаю, что с должным планированием и поддержкой мы преуспеем в будущем.”